Бесстрашие эксперимента в звучании вечных тем



Бесстрашие эксперимента в звучании вечных тем

 

Как только не называли эффект Ромео и Джульетты — неподтвержденным психологическим феноменом, загадкой, простейшей арифметической задачкой, матрицей отношений обусловленной когнитивным признаком романтических чувств… Но если бы представитель внеземной цивилизации спросил землянина, о чём, собственно, ваша история мальчика Ромео и девочки Джульетты, то каждый из нас ответил бы максимально просто и ёмко: «О Любви».

 

Взяться за постановку «Ромео и Джульетта» — всегда риск. Поставить спектакль в формате неостилистики — риск вдвойне. Дополнительная опасность — соблазны авангарда. Пройти, как говорится, между Сциллой и Харибдой удаётся не каждому. Харьковскому Театру на Жуках в постановке «Ромео и Джульетта» это, безусловно, удалось. Несмотря на то, что премьера спектакля состоялась пять лет назад, он не потерял своей свежести и уникального качества, которое присуще далеко не всем профессиональным коллективам — юношеской непосредственности. Спектакль Театра на Жуках «Ромео и Джульетта» отмечен рядом дипломов, среди которых специальный — «За творческий поиск» профессионального и альтернативного жюри на международном фестивале профессиональных театров «Homo Ludens» (Человек играющий).

 1

Вытесняя стереотипы

Не случайно, фраза любимая народом, из культовой комедии 60-х годов: «Не пора ли нам, друзья мои, замахнуться на Вильяма, понимаете, нашего… Шекспира!» всегда вызывает безудержный смех. Но есть и продолжение — артисты задиристо отвечают: «И замахнёмся!» Что смешит? Наивность, легкомысленное отношение к бесспорным авторитетам? Несоответствие возвышенного и шутовского? С Шекспиром следует быть «на Вы».

И каким мужеством надо обладать, чтобы отбросить все стереотипы, наслоения, предубеждения, и всё-таки поставить с труппой непрофессиональных актёров вечную историю о Любви. Бесстрашие эксперимента, предпринятого режиссёром Театра на Жуках Ольгой Терновой достойно похвалы. Но истинное восхищение вызывает деликатность и чувство меры в прочтении «по-новому» бессмертного текста Шекспира.

1

 

Шекспир + аналитика

Продюсер театра Дмитрий Терновой рассказал «Губернии»: «На мой взгляд, в этом спектакле присутствуют совершенно гениальные режиссёрские находки. В основе спектакля — не эмоциональные отправные, а чистая аналитика. Я этим восхищаюсь».

В спектакле не одна пара влюбленных, а… четыре. Текст Шекспира, написанный для одного героя, «раститрован» для нескольких актёров. Взаимозаменяемость героев создает сложный, но стройный рисунок. Аналитический подход и чувственность работают на взаимодополнение. Хореографическая партитура спектакля лаконичная, но максимально ёмкая. Так, например, сцена первого поцелуя  Ромео и Джульетты решена авторами спектакля как напряженное касанье рук с почти осязаемым электрическим полем, именуемым Любовью.

 1

«Моё сердце всегда занято…»

— В нашем спектакле четыре пары, — рассказала исполнительница роли Джульетты Анастасия Терновая. И все четыре Ромео — это разные лица одного человека. С исполнителем роли Ромео, с моим другом Ильёй, у нас давние очень хорошие отношения. Ромео-Илья был бессменным в нашей труппе.

— Но наши отношения далеки от тех, которые испытывали наши герои, — с улыбкой уточняет Анастасия Терновая. — Получается так, что моё сердце всегда занято. В этом смысле я удачливая. Любовь — это большое счастье. Это чувство даёт импульс, энергию, хорошее творческое состояние. Пустоты в сердце не должно быть. Наш спектакль — о страстях. Страсти — они просто есть, как данность, без них жизнь невозможна. Многие люди, на мой взгляд, живут страстями, причём довольно сильными. Конечно, дело не доходит до убийства, но, тем не менее — многим присущи очень мощные эмоции, хотя для окружающих это незаметно. Форма спектакля действительно выбрана достаточно сложная, но в ней присутствует некая глубинная простота. В этом и есть парадокс и, возможно, причина успеха этого спектакля, — резюмирует молодая актриса.

В настоящее время Анастасия Терновая учится в одном из ведущих творческих вузов Парижа, играет на сцене на французском языке.

— Мы создали свой театр в Париже, труппа непостоянная, собираем актёров на один спектакль, это европейская система. Играли спектакли «Детализация», «Доротея» по трагедии Павла Вежинова. Наше искусство интересно французскому зрителю. Но очень важно, что нам самим крайне интересно то, чем мы занимаемся.

 

Нина Спасская

Оставить комментарий




ФИО *
Контактные телефоны
Текст сообщения *
Ваш e-mail *
captcha

Поля, отмеченные *, являются обязательными для заполнения