Люди в белах халатах, низко вам поклониться хотим


15.07.2020



 

Медики во всём мире отмечают свой профессиональный праздник осенью. День украинских медицинских работников приходится на момент кульминации молодого лета — 21 июня. Это символично, поскольку в этот день в природе царствует сила жизни. Людям, возвращающим силу и здоровье в нашу жизнь, — уважаемым украинским врачам, самоотверженным труженикам — хочется сказать слова безмерной благодарности.

1

 Классическое представление об оперирующем хирурге как о человеке, в руках у которого скальпель, зажим, постепенно уходит в прошлое. Кинематографические штампы, где ассистирующая сестра поправляет хирургу очки — тоже могут оказаться историей. На смену приходят врачи-хирурги, которые специалиизируются на выполнении оперативних вмешательств без обширного рассечения тканей. Теперь с помощью новейших технологий через точечные микроразрезы можно «удалённо» выполнять операцию, управляя системой микрохирургических инструментов-манипуляторов со встроенной точнейшей оптикой. При этом хирург не контактирует с пациентом непосредственно. Такие операции высокотехнологичны и минимально травматичны для больного. Хирург же управляет ходом операции… посредством монитора.

 

С доктором медицинских наук, профессором, хирургом высшей категории Ростиславом Шевченко корреспонденты журнала «Губерния» встретились в Харьковской городской клинической многопрофильной больнице № 17 на его «боевом посту». Рабочий день доктора Шевченко расписан не по минутам, а по секундам. И, тем не менее, время для интервью Ростислав Станиславович с трудом, но нашёл.

 Ростислав Станиславович Шевченко. Доктор медицинских наук, профессор, хирург высшей категории, член Европейской специалистов по малоинвазивным, эндоскопическим и лазерным технологиям. С 2010 года возглавляет кафедру общей хирургии № 1 ХНМУ. С недавнего времени Ростислав Станиславович Шевченко является заведующим  1-м хирургическим  отделением Харьковской городской клинической многопрофильной больницы № 17.

 

— Вы состоите в Европейской ассоциации эндоскопических хирургов, также являетесь членом Украинской ассоциации специалистов по малоинвазивным, эндоскопическим и лазерным технологиям…

— Любой специалист, который занимается эндоскопической хирургией, может состоять в данных ассоциациях. Есть европейское сообщество и всеукраинское. Задача таких объединений — это общение между специалистами, которые занимаются лапароскопическими оперативными вмешательствами, получение новостей в данной отрасли, обмен опытом между специалистами. В период карантина это проходит в режиме онлайн, в форме вебинаров.

— Принято считать, что медицинское высокотехнологичное оборудование приходит в Украину из стран Европы с некоторым «опозданием». Если европейские врачи работали на таком медоборудовании вчера, то украинские медики — сегодня. Так ли это?

— Конечно, такая проблема есть, и связана она с материальным обеспечением. Имеющееся в нашей клинике  лапароскопическое  оборудование не самого последнего поколения и технически  уступает новейшему европейскому. Но такое отставание во многом компенсирует высокое мастерство  наших докторов. Действительно, европейская медицина технологически  развита. Но поскольку наши врачи работают в более стеснённых материальных условиях, они имеют обширную практическую базу, большой клинический опыт. Нередко зарубежные специалисты консультируются с отечественными  врачами, имеющими серьёзные клинические наработки. Нам часто приходится иметь дело с осложненной хирургической патологией. Пациенты в силу разных обстоятельств и, конечно же, из-за материальных проблем, поздно обращаются к врачам за помощью, попадают в больницу уже с развившимися осложнениями. А чем тяжелее заболевание, тем сложнее и дороже его лечить. Нашим врачам нужно подходить к больному с более индивидуальных позиций, а также выстраивать схему лечения пациентов, учитывая массу факторов. Среди них: основная патология, наличие осложнений и сопутствующих патологий. Это всё приходится решать бригаде, состоящей из анестезиолога, хирурга, обслуживающего персонала. Также нам необходимо учитывать возможности клиники, обеспечение и прочие факторы.

— Специалистов, которые занимаются классической хирургией больше, чем тех хирургов, которые, сидя перед монитором, оперируют с помощью манипуляторов?

В Украине хирургия с применением робототехники однозначно занимает лишь малую часть. Популярный роботизированный комплекс Da Vinci был разработан в конце 80-х годов в США, и стоимость такой системы составляет от 2 млн. долларов. Системы достаточно функциональны и наиболее популярны в мире. Основная установка стоит в операционной, врач находится за пультом управления в отдельной комнате. В Харькове подобных роботов нет. Размещение такой техники потребовало бы отдельного помещения, а подключение — наличия дополнительной силовой линии. То есть, помимо робототехники необходимо ещё и обеспечение. Даже приобретая томограф для больницы, прокладывают новые силовые кабели, устанавливают соответствующую вентиляцию и т.д. Для организации работы самого аппарата нужно множество условий. Содержание такого аппарата также обходится очень дорого.

— Насколько быстрее больные поправляются от операционной травмы при малоинвазийной хирургии?

— Намного, в разы быстрее, чем от полосной операции. При помощи новых технологий операционная травма минимизируется. Большая часть хирургических вмешательств может выполняться лапароскопически, включая ургентные случаи, перфоративные язвы желудка, острые аппендициты, кишечные непроходимости и т.д. За рубежом хирурги имеют техническую возможность шире использовать лапароскопическую технику. Они не задумываются о наличии материального обеспечения, позволяющего  использовать подобную технологию.

—Но у нас есть золотые руки хирургов и уникальный опыт. Легко ли украинскому хирургу переквалифицироваться на малоинвазийную хирургию?

— Для возможности выполнять лапароскопические операции врач должен пройти соответствующий цикл  усовершенствования и получить сертификат специалиста. Для того чтобы выработать соответствующие навыки в использовании малоинвазивных методик, надо делать не менее ста подобных оперативных вмешательств в год. Эндоскопические и лапароскопические вмешательства для врачей большей части планеты считаются уже традиционными. Такие операции выгоднее стационару, проще врачам и пациентам, поскольку минимизируются операционные травмы. Раньше для удаления, например, жёлчного пузыря требовалось выполнить лапаротомию (послойно рассечь ткани брюшной полости). При лапароскопии вместо обычного большого разреза (на месте его сшивания есть риск нагноения) операцию выполняют через 3-4 небольших прокола диаметром от 0,5 см до 1 см.

— Предположим, доктору Шевченко предстоит выполнить операцию. Большего напряжения требует лапароскопическая или традиционная операция?

— Все операционные подходы уже апробированы, стандартизированы, и проблема состоит не в способе операции, а в выборе тактики лечения конкретного заболевания. Необходимо учитывать массу факторов — как применить тот или иной метод лечения данной патологии. Поэтому крайне важна дооперационная подготовка, выбор способа операции и тактика ведения больного после операции. В лечении участвуют несколько специалистов. Важен труд не только хирурга, но и анестезиолога, реанимационной бригады, консультантов-кардиологов, терапевтов, невропатологов. На дооперационном этапе надо учесть все моменты, чтобы не было осложнений в послеоперационном периоде. Бывают ситуации, когда мы заходим специальной техникой в брюшную полость и видим картину, отличающуюся от той, что наблюдали с помощью УЗИ, компьютерной томографии в дооперационный период. Любое оперативное вмешательство требует от хирурга максимальной концентрации и определенного физического и умственного напряжения.

— О вашей семье можно говорить как о династии медиков. Ваш отец — известный хирург Станислав Иванович Шевченко, заслуженный деятель науки и техники Украины, академик Украинской академии наук. Ваша сестра также доктор медицинских наук.

Да, в самом деле, все медики. Мой отец работает на кафедре хирургии № 2 ХНМУ под руководством профессора Юрия Андреевича Криворучко. Наша кафедра  общей хирургии № 1 обучает студентов 2-3 курсов,  а кафедра хирургии  №2 обучает студентов, начиная с 4-5 курсов  и выпускает практически врачей. Моя сестра, Ольга Станиславовна, заведует кафедрой фтизиатрии и пульмонологии ХНМУ. Так что, действительно, получается медицинская династия.

— Возможно, у детей медработников присутствует так называемая «медицинская» хромосома, которая и определяет выбор профессии врача?

— Мы росли с сестрой во врачебной семье, в постоянном общении с коллегами отца. Гости, друзья, знакомые — все были людьми, связанными с медициной. Поэтому уже с детства у нас было сформировано особенное мировоззрение. В детском возрасте мы не понимаем, чего хотим от жизни, пробуем себя в разных сферах. Но по окончанию школы я поставил для себя вполне определённые задачи, и вопрос — куда поступать, в какой ВУЗ — передо мной не стоял. Все усилия были направлены только на поступление в медицинский институт. Потребовалось немало здоровья и сил, чтобы успешно сдать экзамены. Поступил!

— Если бы можно было отмотать киноленту жизни назад, то какой иной профессиональный путь мог бы Вас привлечь? Нам доподлинно известно, что Вы тонкий знаток и любитель джаза.

— Я в детстве обучался игре на фортепиано. Но преподаватели жаловались, что  играл, не глядя в ноты. Их это не устраивало. Полученные когда-то навыки надо постоянно подкреплять, поэтому сейчас я только с удовольствием слушаю хорошую музыку. В приоритете джаз, прогрессивный рок и  классическая музыка.

— Пациент, прежде чем решиться на операцию, просматривает отзывы о хирурге. Отзывы в Интернете о Вас — замечательные! Вы психо-эмоционально поддерживаете пациента. Не так давно Вы проопперировали нашого коллегу — литературного редактора журнала «Губерния» Юрия Величко (Петра Джерелянського). Вот что он говорит: «Ростислав Станиславович, на мой вигляд, не только хирург высочайшей квалификации. Его отличает то, что и в послеоперационный период он уделяет максимум внимания своим пациентам. И, вообще, профессор Шевченко — очень приятный человек. Подобное трудно чётко сформулировать, однако, это не вызывает сомнений. У доктора редкая способность создавать позитивный настрой не только у самих больных, но и у близких им людей. Всё работает в комплексе: и профессионализм, и прекрасные человеческие качества».

— Конечно, для меня важны отзывы пациентов. Я признателен всем, кто с благодарностью обо мне отзывается. Убеждён, что очень многое зависит, помимо профессиональных качеств, от личностных характеристик врача. Я, как врач, должен относиться к больному как к родному мне человеку. И с христианских позиций я должен помогать пациенту бороться с болезнью. Важно объяснить человеку — что с ним случилось, каков план лечения, что можем получить в результате, к чему следует готовиться в будущем. «Потребительского» отношения к больным быть не должно. С пациентами надо общаться, поскольку у них и так дефицит общения. Ведь человек угнетён болезнью, находится в чужой для него обстановке. Поэтому отказывать ему в живом общении и моральной поддержке просто нельзя. Есть пациенты, впавшие в депрессию. И такого хоть лечи, хоть не лечи… Если пациент уверен, что умрёт — так и может произойти. Я всегда стараюсь зайти к больному, чтобы  пациент лишний раз мог поговорить с лечащим врачом и получить ответы на интересующие его вопросы. У врача должна быть холодная голова и присутствовать трезвый рациональный подход при решении проблем. Вера в успешный исход лечения, общий позитивный эмоциональный настрой, взаимопонимание пациента и врача — это залог успеха и победы над недугом.

— Ростислав Станиславович, Вы возглавляете кафедру общей хирургии №1 Харьковского национального медицинского университета Насколько важна для студентов практическая работа на клинической  базе?

— Лечебно-диагностическая работа проводится в базовых отделениях Харьковской городской клинической многопрофильной больницы № 17. Это незаменимый опыт для студентов. Подготовка врача без доступа к пациенту практически не имеет никакого смысла. Мы как преподаватели отстаиваем классические методы подготовки будущих врачей в университете. Работа в  перевязочных, в операционных, участие в дежурствах - все это позволяет получить незаменимый  практический опыт для студентов.

— Ваша кафедра активно работает с зарубежными колегами. Вы преподаёте на кафедре англоязычным студентам в ХНМУ на английском. Откуда такое блестящее знание иностранного языка?

— Оно у меня — достаточное для преподавания. Но есть и иные языковые уровни, к овладению которыми надо стремиться.

Ваше довольно редкое имя Ростислав — славянского происхождения и переводится дословно: «Тот, чья слава растёт». Что Вы предпочитаете: активный и заслуженный рост  славы или славный внутренний рост?

—Любой специалист  должен, прежде всего, заслужить уважение и пациентов, и коллег своим трудом и отношением к работе и своей     жизненной позицией. Я предпочитаю, чтобы мои пациенты выходили из клиники здоровыми и счастливыми людьми.

 

НИНА СПАССКАЯ

ЕВГЕНИЯ ГНЕЗДИЛОВА

 

 

 




← Вернуться обратно



Оставить комментарий


 


ФИО *
Контактные телефоны
Текст сообщения *
Ваш e-mail *
captcha

Поля, отмеченные *, являются обязательными для заполнения