Земля — моя, пока я здесь живу



Земля — моя, пока я здесь живу

 

Аграрный сектор для Украины — это локомотив экономики. Украинские же землевладельцы получают самую низкую цену за аренду земли в Европе при том, что качество украинских почв — одно из самых высоких в мире. 7 декабря 2017 года Верховная Рада приняла закон, которым мораторий на продажу земли продлевается до 1 января 2019 года.

 

Итак, у украинцев есть три пути развития земельной темы: узаконить продажу земли, второй путь — продлить мораторий, но внести изменения в нормы, регулирующие земельные отношения. Третий вариант — оставить всё, как есть. Но, как утверждают эксперты, путь третий ведёт в никуда, поскольку продажа земли уже идёт полным ходом, хотя законодательной базы для этого нет. Специальная антикоррупционная прокуратура (САП) и Национальное Антикоррупционное Бюро (НАБУ) расследуют по всей Украине десятки криминальных дел о незаконной передаче тысяч гектаров государственных земель в частную собственность и по фактам взяточничества в данной сфере. Первые два пути также не милы сердцу нашим аграриям.

 

Что же выбрать украинцам, и останется ли у нас право выбора?

Всемирный банк в октябре 2017 года призвал отменить запрет на продажу земли, чтобы «реализовать потенциал сельскохозяйственной отрасли в Украине». Сумма, выделенная на реализацию проекта от Всемирного банка, составляет со слов его представителей около 4 млн. долларов.

Одним из аргументов в пользу принятия законопроекта о свободной продаже сельхозземли эксперты называют возможность реализовать право на пользование землёй в качестве залога под банковские кредиты. По мнению представителей Мирового банка, существует ряд неоспоримых доводов в пользу необходимости свободной продажи украинских земель. Но отечественные агропроизводители, вступая в диалог, озвучивают свои аргументы, и стройная заокеанская концепция от столкновения с реалиями терпит фиаско.

Для того, чтобы все стороны дискуссии были услышаны, состоялась встреча в формате круглого стола при поддержке представителей Проекта USAID «Поддержка аграрного и сельского развития», Всемирного банка и ВГО «Национальная ассоциация сельскохозяйственных совещательных служб Украины», Министерства аграрной политики и продовольствия Украины. В активном и достаточно эмоциональном диалоге приняли участие представители органов государственной власти, руководители и депутаты органов местного самоуправления, представители общественных организаций, местных активистов и сельскохозяйственных производителей Харьковщины. Всех присутствующих объединила тема встречи — «Повышение эффективности управления земельными ресурсами в аграрной сфере. Возможности развития сельских общин и агропроизводителей».

— На сегодня под мораторием в Украине находится 40 млн. га. Это 94% всех сельскохозяйственных земель, или 66% всей территории Украины. Из них 27,7 млн. га (почти 70%) принадлежат гражданам. Из-за моратория почти 7 миллионов землевладельцев, то есть каждый шестой украинец, лишён конституционного права распоряжаться своей собственной землёй. Средняя площадь земельного участка, которую владельцы паёв предоставляют в аренду — 3,6 га. Владелец такого пая теряет ежегодно через заниженную цену аренды $600-700, то есть 13-18 тысяч грн., — говоритВиталий Данкевич, консультант проекта «Поддержка прозрачного управления земельными ресурсами Украины» Всемирного банка.

 

 

 

НЕпродажа земли — зло?

Олег Невский, консультант по земельным вопросам, Мировой банк: «Мораторий на продажу земли существует с 2001 года. Он есть великим злом для Украины. От него страдают собственники паёв. У нас 16 процентов всего населения являются собственниками земли, что составляет 7 млн. человек.

Производители не могут использовать землю как ресурс. От этого страдает и государство. Как результат — неполное наполнения местного бюджета. Территориальные громады не могут в полной мере пользоваться землёй как ресурсом. Арендная плата, которую получает собственник, соответствует 50 долларам США за гектар. Производитель может платить гораздо более высокую цену. Если говорить о европейских странах, то там арендная плата в разы выше, чем у нас.

Производители не могут пользоваться землёй под залог для получения кредитов. Это — фактически утраченные инвестиционные ресурсы для производителей. Они лишены возможности взять кредиты, чтобы инвестировать их, например, в садоводство, животноводство. Если говорить об объёмах кредитных средств, которые могут получить от залога земли в Америке, то сумма составляет 90 млрд. долларов США. В Украине это могло быть 10 млрд. долларов, но мы этот ресурс не используем. В земельном кадастре ситуация неоднозначная. Тут большая проблема с государственными землями. Мы помогаем добиться прозрачности земельных отношений, в том числе, через лучшее наполнение земельного кадастра.

Александр Калиберда, руководитель направления аграрной политики, проект USAID «Поддержка аграрного и сельского развития» поделился с харьковчанами опытом Киптевской объединённой территориальной громады Черниговской области.

— Мы с партнёрами пробовали объединить два направления — земельную реформу и децентрализацию. Оказалось, что это правильный путь. В Харьковской области выберем одну-две громады, где подобные работы будут проведены полностью, а для более десятка ОТГ мы сможем провести комплексное обучение.

Константин Рыбалко, заместитель начальника отдела правового обеспечения Главного управления государственного геокадастра в Харьковской области рассказал о поисках социального и экономического компромисса.

— У нас в Украине чернозёмы составляют восемь процентов всех мировых запасов. Когда мы говорим, что земля есть национальным богатством, то действительно это не декларативное заявление. К началу 2018 года поступило 24 тысячи заявлений от участников АТО, реализующих своё право (действующее с июля 2014 года) на получение земельных участков. А всего у нас более 300 тысяч людей, которые имеют соответствующий статус и право на получение земли. Это действительно очень сложная ситуация, потому что площади огромные!

Светлана Гапоник, заместитель главы Асоциации фермеров и частных землепользователей Харьковской области: «Фермер — это как кулак, так просто его не возьмёшь. Он должен увидеть, подумать и только потом принять решения. Лично я не могу ответить на вопрос — нужен ли нам свободный рынок украинской земли».

 

Слово фермеру — кормильцу и труженику

 

 

Фермер Сергей Караптан возглавляет фермерское хозяйство «Лидия» Кегического района Харьковской области более четверти века.

— Я фермер со дня провозглашения независимости Украины. За это время мне пришлось четыре раза (!) поменять землеустроительные документы. Каждый раз я плачу за смену документов, но конца этому не видно. Проще всего было в первые годы независимости. Но постепенно создаётся целая вертикаль, тысячи бездельников, которые на этом паразитируют. На все эти оформления уходит сумма, равная районному бюджету. В СССР все знали — кому принадлежит земля. Сейчас, назовите мне — кто владелец земли? Никто ничего конкретно не знает. Сегодня Украина бьёт все рекорды по количеству реформ. Полезно вспомнить, что самая длинная реформа была в Аргентине. Продлилась восемнадцать лет. Закончилась она оглушительным дефолтом.

Если кто не понимает, то торговля землей идёт полным ходом уже сейчас, но без уплаты налогов. Это когда вы регистрируете право на бессрочное пользование, но при этом ничего не платите. Вот она, коррупция. Все это прекрасно знают, но делают вид, что ничего не происходит. Риски от снятия моратория очевидные. Пока земля находится у фермера, который живет в селе, — это село живёт. Там, где появляются агрохолдинги — там село умирает. Сторонникам продажи земли нужна только земля, что бы там не говорили. Никто не говорит о нашей затратной части. Она съедает все доходы. Остались косогоры, овраги, бугры. Всё остальное уже продано. Поэтому, сначала необходима ревизии всех земель, проверка документов. Иначе это, как в мутной воде ловить рыбу. Это моя точка зрения.

Что бы нам не рассказывали, но животноводство наше обречено. Идёт целенаправленное его уничтожение. Когда есть животноводство — то есть и замкнутая цепочка. Мы производим зерно, его потребляют, а вырабатывают мясо, молоко. Когда животноводства нет — мы обречены продавать продукцию за копейки, потому что нам её девать некуда. Коль мы идём в Европу — посмотрите, что делают там. Самое большое хозяйство Европы — 3000 га. Больше ста коров на одной ферме держать нельзя. Посмотрите, что у нас? Холдинги по 300 (!) тысяч га. В таком случае у владельца появляется практически неограниченная власть. Нам сегодня говорят: придут иностранцы-инвесторы. Но важно понять, что отношение к земле — должно быть как к детям. А чужие дети всегда будут чужими. Земля — моя, пока я здесь живу!

 

 Нина Спасская

Оставить комментарий




ФИО *
Контактные телефоны
Текст сообщения *
Ваш e-mail *
captcha

Поля, отмеченные *, являются обязательными для заполнения