Наталья Коваль: «Ещё не все романсы спеты…»



Наталья Коваль: «Ещё не все романсы спеты…»

Постоянные зрители Харьковского академического театра музыкальной комедии хорошо знают и давно успели полюбить обаятельную обладательницу чудесного лирического сопрано, солистку Наталью Коваль. В текущем репертуаре театра у неё свыше двадцати ролей. Её героини — представительницы разных времён, народов, социальных слоёв. Все они поющие, танцующие и по-человечески интересны зрителям как живые люди, даже если это сказочные персонажи. А не так давно харьковчане получили возможность открыть для себя ещё одну грань дарования Натальи — узнали её как исполнительницу романсов. 14 июня ожидается уже четвёртый концерт певицы в органном зале областной филармонии. А разговор наш состоялся вскоре после третьего из упомянутых концертов — под названием «Весенний вальс».

 

— Наталья, стремление многих артистов расширить свой творческий диапазон, открыть в себе новые возможности, в общем-то, понятно, и его можно только приветствовать. Но почему всё-таки вы, успешно работая в жанре оперетты и мюзикла, решили обратиться именно к романсу? Чем объяснить ваш неожиданный для многих «роман с романсом»?

— Когда я ещё жила в Беларуси и была студенткой музыкального училища, то очень любила воспроизводить услышанное в кино, по радио и телевизору. Понравившиеся красивые мелодии, слова легко запоминались, сама себе могла аккомпанировать на пианино. Пела и со сцены, и просто в компаниях. Уже тогда романсы входили в мой репертуар наравне с другими жанрами. Но мысль подготовить отдельную программу из романсов появилась только в 2016 году. Мы тогда в театре готовили концерт, посвященный памяти (годовщина ухода из жизни) заслуженной артистки Украины Веры Фёдоровны Харитоновой, и я выразила желание исполнить несколько романсов, поскольку сама Вера Фёдоровна любила их петь. Аккомпанировать пригласили очень уважаемого в музыкальном мире пианиста Александра Давидовича Склярова, заслуженного деятеля искусств Украины. Тогда мы с ним познакомились, и, прослушав меня, он сказал, что редко кому предлагает, но мне настоятельно рекомендует продолжать работать именно в этом жанре. Так возник наш творческий тандем. Уже три программы с ним сделали, готовим четвёртую.

— Каждый раз с новым репертуаром?

— Репертуар обновляется примерно на треть. В него входят и классические романсы, но, согласитесь, современному зрителю быстро наскучит слушать только Даргомыжского, Балакирева, Гурилёва или Алябьева. Включаю популярные, которые более-менее на слуху, но стараюсь подобрать и такие, которые раньше, возможно, далеко не все в зале слышали.

— Думаю, не один я такой, кто впервые услышал романс Бориса Фомина «Чуть догорает вечер» на слова незаслуженно забытого поэта начала прошлого века Виктора Гофмана именно в вашем концерте, а ещё открытием стало «Обманите меня» на стихи Максимилиана Волошина. Как вы ищите и отбираете материал?

— Отбираю то, что ложится на голос, то, что мне подходит, где могла бы так раскрыть содержание, чтобы мне поверил зритель. Я ведь от себя пою. Что-то из прозвучавшего в концерте я нашла давно и знаю, как «Отче наш». А новое в век Интернета искать несложно. Ноты помогает разыскать Александр Давидович.

— Есть ли какие-то классические образцы, на которые вы равняетесь?

— Конечно. В первую очередь это Клавдия Шульженко, о которой Леонид Утёсов говорил, что она открывает в песне такие стороны, о каких авторы и не подозревали, усиливает роль стихотворного текста. Бесспорная классика жанра — это Алла Баянова, Изабелла Юрьева. Они пели так, что это находило отклик у самого разного слушателя. И сейчас много интересных исполнителей. Мне, например, нравится Ирина Крутова.

— Видел в Фейсбуке несколько откликов на концерт «Весенний вальс». Восхищаются вашим «божественным голосом, проникающим в самую душу», а украинская поэтесса Нина Виноградская кратко охарактеризовала вас так: «Та, що проходить крізь пісню». Как вам такой отзыв?

— Если у слушательницы возникло такое ощущение, значит, мне всё-таки что-то удалось.

— Среди ваших слушателей на том концерте был и известный в стране дирижёр, народный артист Украины Анатолий Васильевич Калабухин. Мы даже сидели рядом. Знаю, что он был вашим наставником в оперной студии, когда вы учились в консерватории, точнее, в нынешнем университете искусств, и с тех пор заинтересованно следит за развитием вашего творчества. Что говорит?

— В прошлом году после моего бенефисного концерта «От оперетты до мюзикла» он вручил пять роз, объявил, что ставит мне «пять с плюсом» и сказал: «Я горжусь, что ты у меня училась, продолжай в том же духе». После предыдущего романсового концерта отметил, что у нас прекрасный тандем со Скляровым и посоветовал держаться вместе. Хвалит так, что это меня даже настораживает (смеётся). Но мне нужны и замечания, я от него не отстану.

— Поддерживаете контакты с преподавателями консерватории?

— Да. Я часто там бываю. Там проходят заседания Музыкального общества, членом которого я состою. Конечно, общаемся. Но особенно тесное общение у меня было с Маргаритой Ивановной Червонюк до последних дней её жизни. Могла и по телефону ей спеть. Она, кстати, ещё на первом прослушивании до моего поступления в вуз сказала, что мой голос лучше всего подходит для оперетты, а сама она в юности мечтала об амплуа субретки, посмотрев «Корневильские колокола». И вот я в оперной студии воплотила её неосуществленную мечту.

— А как вы вообще относитесь к критике?

— Я прислушиваюсь к людям, которые много видели и слышали. По крайней мере, анализирую сказанное ими и думаю, как в следующий раз сделать лучше.

— Упомянутый вами концерт «От оперетты до мюзикла» был приурочен к 15-летию вашей профессиональной работы в труппе театра музыкальной комедии. Давайте немножко поговорим о ней. Знаю, что дебютировали вы в роли Арсены в оперетте «Цыганский барон», а относительно недавно вышла новая постановка «Цыганского барона», где опять играете Арсену. Она отличается от первой?

— Думаю, да. Ведь и голос мой окреп, и «соображалка» лучше соображает. Партия не простая, всё время приходится над такими работать.

— А вот в опереттах «Атташе посольства» («Весёлая вдова») и «Летучая мышь» за вами закреплены по две роли. В легаровской «Весёлой вдове» вас можно увидеть в образе озорной жены посла Валентины, а в следующий вечер вы станете её богатой подругой Ганной Главари. В «Летучей мыши» вы можете выйти на сцену как мечтающая не без оснований стать актрисой горничная Адель, а можете и как её хозяйка Розалинда. Чем это объясняется?

— Сначала были те роли, которые вы называли первыми. Они отвечают моему основному амплуа — субретка. Старалась его вокально и танцевально освоить, оно и сейчас за мной сохраняется. Но надо расти. И когда режиссёр, дирижёр дают возможность попробовать себя в более сложной для голоса, я бы сказала оперной, партии лирической героини, то я с удовольствием соглашаюсь. Новая роль закрепляется, но и старая остаётся.

— Старые не надоело играть?

— Нет. Я их все люблю. Понимаю, конечно, что нельзя играть Стасси в «Сильве» до бесконечности. Публика же не глупая и отмечает, насколько ты по возрасту соответствуешь той, кого играешь. Поэтому какие-то роли буду передавать молодым и с удовольствием помогу им. Но зато теперь я могу петь то, что не смогла бы пятнадцать лет назад. Раскрылись голосовые возможности, стали доступны партии для высокого голоса.

— Когда вы поёте романсы, то мы можем оценить и ваш голос, и глубину передаваемых в песне чувств, но вот, чтобы убедиться, какая у вас превосходная пластика, как вы танцуете, нужно обязательно прийти на спектакль или концерт в театр музкомедии. Работа над этими компонентами создания образа сопряжена для вас с какими-то трудностями? Дополнительную нагрузку не ощущаете?

— Профессия требует. В моих интересах всегда быть в хорошей физической форме. Ещё в студенческие годы я никогда не пропускала занятий по физвоспитанию и танцам. Педагоги Алла Петровна Маленко и Любовь Константиновна Маркова мне очень нравились, до сих пор общаемся. Алла Петровна всячески подталкивала меня к дополнительным тренировкам по художественной гимнастике, и я на соревнованиях выступала, честь института защищала. Утренняя пробежка на стадионе, потом занятия у станка в танцзале и сегодня обязательно присутствуют в моём расписании.

— И вам на всё хватает времени?

— Времени, вообще-то, катастрофически не хватает всем. Но я стараюсь успевать.

— Готовясь к будущему концерту, вы ориентируетесь на определённого зрителя-слушателя?

— Публика разная, и ей интересны разные вещи. Мы это учитываем. Ещё не все романсы спеты, и мы стремимся, чтобы каждый в зрительном зале услышал то, что затронет именно его душевные струны. А называться наш будущий концерт будет так же, как понравившийся вам романс Фомина на слова Гофмана — «Чуть догорает вечер».

— С нетерпением будем ждать. Успеха!

— Спасибо.


 Юрий Хомайко

Оставить комментарий




ФИО *
Контактные телефоны
Текст сообщения *
Ваш e-mail *
captcha

Поля, отмеченные *, являются обязательными для заполнения