Взрывная слава



Взрывная слава

Город на реке

 

Скромный тихий городок, с прадавних времен облюбовавший высокие меловые берега небольшой речки с замысловатым тюркско-татарским названием, в переводе на русский означающем «рыбная река». От названия реки это небольшое поселение и взяло себе имя.

В советское время городок был назначен на должность районного центра. По статусу ему было положено обзавестись широкой и просторной главной улицей Ленина с образцово выбеленными бордюрами. С момента рождения улицы прошло немало лет, и по обеим сторонам она давно обросла каштанами и многоэтажками. Горожане построили себе Дом культуры с четырьмя белокаменными колонами, разбили за ним небольшой парк аттракционов с деревянными качельками-лодочками, скрипучим пароходиком на рельсах и собственным колесом обозрения, с высоты которого в ясную погоду по выходным дням рассматривали родной город, голубую тесьму реки, большие отрезы полей и маленькие лоскутки огородов. Благоустроили пляжи, перекинули несколько мостов через речку, обзавелись хлебозаводом, молочным комбинатом, железнодорожным и авто- вокзалами, несколькими школами и детскими садами, поликлиникой и районной больницей. На квадратной площади перед Домом культуры дружно собирались на майские праздники любоваться фейерверками, а на Новый год устанавливали свою большую елку. Чтобы было, куда им ходить на работу, под городом возвели самый крупный в Европе цементно-шиферный завод, к нему вдобавок построили ремонтные цеха и еще пару предприятий.

Жизнь в городе текла так же неспешно, как и река, на которой он стоял. Его жители и подумать не могли, что за одну ночь станут знаменитыми на весь мир.

А все потому, что в свое время приютили у себя под боком самый большой в Украине склад боеприпасов.

 

«Поросята»

 

Включаю левый поворотник и съезжаю с трассы Харьков-Ростов после сине-белого указателя с надписью «Балаклея». Еще тридцать километров в дороге - и я буду на месте. Через несколько минут справа за окном замелькали дома растянутого на несколько километров села Яковенково. Дальше замечаю, что гладко причесанные с осени культиваторами поля словно изрыты кротами-гигантами – повсюду лежат груды свежевыкопанной земли. Возле каждой кучи чернозема стоит колышек с красным флажком. Как потом мне рассказали, это сначала искали металлоискателями, отмечали колышками, а потом с помощью техники выкапывали зарывшиеся глубоко в землю корпуса ракет. Жители шутливо прозвали их поросятами. И этих тяжеловесных хрюшек утром 24 марта можно было встретить почти в каждом дворе поселка Нефтяников, который расположен на окраине города в непосредственной близости к складу и принял на себя основной удар.

«Поросят» складывали целыми кучами вдоль дороги, а потом забрасывали в бортовые машины и вывозили, - рассказывал один из очевидцев.

 

Было действительно страшно

 

Сергей, бывший военнослужащий, вышедший на пенсию в звании майора, в ту ночь находился у себя на даче в селе Волчий Яр (село расположено на расстоянии 30 километров от города). В два часа ночи со стороны Балаклеи стали доноситься раскаты взрывов. Ударная волна дошла быстро и сразу, как по команде, задребезжали стекла в оконных рамах. Через несколько минут забежавший к нему сосед рассказал, что в Балаклее горит склад боеприпасов. У парня в городе оставалась жена с двумя маленькими детьми, а у Сергея 85-тилетняя мать. Оба кинулись на машинах в сторону огромного пламени. По небу на большой высоте в разные стороны ветром разносились куски горящей промасленной бумаги, а на землю откуда-то сверху сыпались пылающие обломки деревянных ящиков, в которых хранились снаряды и ракеты. Именно эти горящие факелы в первую очередь и становились причинами пожаров. И уже через несколько часов дорога к Балаклее со стороны трассы была практически полностью усыпана кусками тлеющих досок с огромным количеством торчащих из них шурупов и гвоздей, что очень усложнило передвижение автомобилей по проезжей части. Даже через несколько дней на дороге часто попадались водители, скорчившиеся над пробитыми колесами.

Сергей проселочными дорогами мчался в город, в то время как растерянный голос старенькой мамы сбивчиво бормотал в трубку мобильного телефона, что в окнах трясутся стекла, а диван вместе с ней прыгает по всей комнате. К тому времени, как Сергей добрался до родительского дома, город был под властью темноты, оглушающих звуков разрывающихся снарядов, запаха дыма, дребезга стекол и витающего в воздухе мусора, смешанного с пылью. Его мама живет в центре, куда долетали лишь особо проворные ракеты, поэтому в ту ночь от стресса немного пострадала нервная система пожилой женщины, а вот окна в квартире остались целыми.

Народ действительно шуганулся! – честно по-простому признался Сергей. - Особенно первые часы было очень страшно, когда к звукам взрывов добавлялась полная неизвестность.

 

И смех, и грех

 

Это сейчас, спустя три недели, жители Балаклеи, уже смеясь, рассказывают курьезные истории, например, когда хозяин частного дома зашел к себе в спальню, а в постели вместо жены его ждала симпатичная ракета, которая пробила насквозь крышу, а затем прилегла отдохнуть прямо посередине супружеской кровати. Или о её соратнице, которая решила выдать себя за кота и по-хозяйски разлеглась на кухонном подоконнике, предварительно вдребезги разбив окно.

 

Реальность и действительность

 

 Позади остались несколько дней, проведенных в страхе, без газа, света и воды. Балаклея постепенно приходит в себя. А балаклейцы с интересом следят за новостями, привыкают быть знаменитыми и развлекаются тем, что во время выпусков новостей подлавливают информационные агентства, когда те немного путают факты с художественным вымыслом.

- Например, никого не отселяли из десятикилометровой зоны. Люди, чьи дома стояли даже в пяти километрах от горящего склада, оставались в своих домах, - опровергает официальную информацию об эвакуации Сергей. - А вот без света долго не сидели, к вечеру включили. Что касается газоснабжения, то его действительно не было несколько дней, и люди спасались электроплитками. И бензина не было по цене 80 гривен, я сам заправлялся на одной из заправок города по обычной цене, - разрушил еще один миф коренной балаклеец. - Да и с железнодорожным вокзалом ничего катастрофического не произошло: выбило несколько стекол со стороны склада - да и все, - рассказывает Сергей. - Больше всего досталось поселку Нефтяников: там ни одного окна не уцелело и ни одной годной крыши не осталось. Да еще и детский садик полностью сгорел и восстановлению не подлежит.

 

Нет худа без добра

 

 Медленно проезжаю вдоль улиц поселка. Двухэтажные дома, как воины, пережившие сражение, деловито выставляют напоказ свои шрамы, и на изможденном фоне фасадов новые белоснежные металлопластиковые рамы напоминают повязки из бинтов. Вовсю на крышах пострадавших домов работают кровельщики. Кстати, жители Балаклеи заметили, что крыши, покрытые металлом, выстояли под натиском обстрела, а вот шиферные проверку огнем не выдержали. Может, поэтому, на всякий пожарный случай, власти и дали распоряжение перекрыть растерзанные снарядами крыши домов железным профпокрытием.

- Худо без добра не бывает, - разглядывая издали поблескивающие на солнце новые крыши и окна своих домов, пытаются найти в произошедшем каплю позитива жители поселка Нефтяников.

 

Отделались легким испугом

 

Сами балаклейцы больше склоняются к тому , что причиной пожара стала хорошо спланированная диверсия, ведь со дня сооружения склада в 1952 году на его территории не произошло ни одного серьезного ЧП.

Мы отделались легким испугом, - поделился своим мнением Сергей. - От человеческих жертв и больших разрушений город спасло то, что в свое время ракеты были сложены грамотно - без взрывателей и носами направлены в противоположную от города сторону, поэтому неуправляемые полчища ракет большей частью атаковали ближайшие поля, а не жилые районы города. А вот если бы огонь добрался до подземных хранилищ, то, скорее всего, от города Балаклея остался бы один сине-белый указатель на трассе Харьков-Ростов.

 

Ирина Сиддик

Оставить комментарий




ФИО *
Контактные телефоны
Текст сообщения *
Ваш e-mail *
captcha

Поля, отмеченные *, являются обязательными для заполнения