Дональду Трампу, наверное, впервые с появления в Белом доме удалось сделать выигрышный ход. Если, конечно, Россия, Иран или «Хезболла» не предпримут болезненные ответные меры после американского ракетного удара по сирийской авиабазе в ночь с 6 на 7 апреля.


Во внутриполитическом плане это уже можно считать успехом. Он четко дистанцировался от своего предшественника Барака Обамы, сделав то, чего тот не захотел летом 2013 года.


Обама сам прочертил перед режимом Башара Асада красную линию. Как бы то ни было, после погубившей более 1 400 мирных жителей газовой атаки 21 августа 2013 года Белый дом в итоге отказался даже от символических ударов, чтобы не вызывать недовольство Ирана, с которым тогда вел тайные переговоры о ядерной программе. Барак Обама переложил ответственность на Россию, которая обязалась ликвидировать запасы химического оружия сирийской власти (в «эффективности» этой работы мы сами могли убедиться).


Трамп решил действовать


Президент США совершил тогда еще более серьезную ошибку, показав всему миру, что его угрозы голословны, и что Америка больше не собирается играть роль жандарма на Ближнем Востоке… или где-то еще. Впоследствии Россия бросилась в открывшуюся брешь на Украине и в Сирии, а Иран и «Хезболла» начали массовое вмешательство для поддержки Башара Асада.

 

Ударом по Армии Асада, союзника, для спасения которого Путин приложил все силы, Трамп некоторым образом отвечает тем, кто обвиняют его в близости к московскому автократу. Следствие Конгресса о связях штаба Трампа с Россией является угрозой для будущего главы государства. После разрушения сирийской базы Трамп получил поддержку двух наиболее критически настроенных к нему и уважаемых сенаторов-республиканцев, Джона Маккейна и Линдси Грэма.

 


Они приветствовали то, что США отправили «мощный сигнал о том, что не будут сидеть сложа руки, когда Асад, который получает помощь и защиту путинской России, убивает невинных сирийцев химическим оружием и бочковыми бомбами. В отличие от предыдущей администрации президент Трамп решил действовать в нужный момент. Поэтому он заслуживает поддержки американского народа».


Внешний изоляционизм


Наконец, Дональд Трамп заявил о себе на международной арене уже не как непоследовательный и самовлюбленный провокатор. Он подчеркнул важную составляющую каждой великой державы: ее способность сдерживания.


Он продемонстрировал, что продвигавшаяся им во время кампании изоляционистская доктрина была всего лишь словами. Первым тому признаком было увеличение оборонного бюджета на 54 миллиарда долларов (9%).


Как бы то ни было, разыгрывающаяся сейчас партия в Сирии представляется непростой для США. Вашингтон, судя по всему, не сомневается, что сброшенная сирийским Су-22 бомба с зарином стала сигналом со стороны Сирии, а также России и Ирана. Они не могли быть не в курсе. На базе, откуда взлетел самолет, были российские подразделения. Администрации Трампа нужно было подтвердить свое присутствие в конфликте.


Поэтому удары по базе выходят далеко за границы реакции на применение химического оружия. США стремятся вернуть потерянное влияние на судьбу Сирии и урегулирование конфликта. Отправка войск для поддержки готовящегося наступления на Ракку вместе с бронетехникой и артиллерией стала важным, пусть и оставшимся незамеченным моментом.


План Белого дома заключается координации и поддержке наступления на Эр-Ракку для вытеснения ИГ из его сирийской столицы. У Москвы, Тегерана и Дамаска нет принципиальных возражений, однако их беспокоят последствия вероятного успеха. Тем более что администрация Трампа не делает тайны из намерения убрать из Сирии силы Ирана и «Хезболлы».


Госсекретарь Рекс Тиллерсон даже (пусть и куда осторожнее) выступил с критикой в адрес Москвы, подчеркнув, что раз Сирия не ликвидировала весь свой химический арсенал, Россия не смогла «заставить ее выполнить взятое на себя обязательство… Россия либо стала пособницей, либо проявила некомпетентность…»


Сейчас вопрос в том, решит ли Владимир Путин ответить. Москва не стала реагировать на израильский удар по другой сирийской базе 17 марта. Скорее всего, США и Россия пришли к договору о масштабах американских ударов в ходе многочисленных контактов между штабами двух стран за последние дни. Москву заранее предупредили об обстреле, чтобы не подставлять находившихся на базе солдат. Наконец, Владимир Путин, наверное, не слишком горит желанием вступать в конфликт с президентом, избрание которого так активно приветствовал.