Как и предполагала "Страна", проявили себя юридические владельцы 1,5 миллиардов долларов, которые под видом "общака Януковича" на основе решения Краматорского горсуда были конфискованы в пользу бюджета. Их адвокаты обжаловали данное решение и этот ход может оказаться успешным. Так как оформляя "отжим" 1,5 миллиарда с помощью некоего Кашкина (зиц-председателя одной из фирм Сергея Курченко) прокуроры и судьи допустили целый ряд нарушений законодательства.

 

Любопытно, что своеобразный анонс иска адвокатов первым сделал еще 22 мая руководитель "Центра противодействия коррупции" Виталий Шабунин, который разместил в Facebook пост, не преминув раскритиковать руководство надзорного ведомства.

 

"На конфискацию 1,4 миллиарда Януковича подана первая апелляция. Если это подтвердится, то совсем скоро голова генпрокурора превратится в тыкву. Правда, разницу мы вряд ли увидим", - отметил Шабунин.

 

Фото: facebook.com/vitaliy.shabunin

 

Уже сегодня информация об обжаловании из области кулуарных диалогов оформилась в официальные заявления. В итоге за день до отчета генпрокурора в парламенте СМИ запестрели заголовками о том, что сразу 7 кипрских компаний - держателей облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ) обжаловали решение суда о спецконфискации 1,5 миллиарда долларов Януковича и его окружения.

 

Известен и их перечень - это компании-резиденты Кипра Akemi management LTD, Aldoza investments LTD, Erosaria LTD, Opalcore LTD, Foxtron networks LTD, Loricom holding group LTD и Wonderbliss LTD. В распространенном от имени их владельцев открытом письме указывается, что они инвестировали собственные средства в ОВГЗ Украины, и считают незаконным решение суда о применении спецконфискации к их имуществу.

 

Характерная деталь - вердикт Краматорского суда был обжалован еще неделю назад, но информацию об этом не афишировали вплоть до того момента, когда было во всеуслышаньи заявлено - на среду 24 мая намечено выступление генпрокурора Юрия Луценко в парламенте. Помимо этого стало известно, что "киприоты" направили письмо с требованием остановить исполнение приговора в "Ощадбанк", парламент, правительство и Нацбанк. И дополнительно - потребовали привлечь к ответственности всех лиц, которые причастны к процедуре спецконфискации и зачисления средств в госбюджет.

 

"Наши клиенты считают, и мы с ними согласны в том, что в действиях всех причастных к принятию и исполнения приговора есть состав преступления. Поэтому мы уже обратились в НАБУ с соответствующими заявлениями о совершении уголовных преступлений должностными лицами "Ощадбанка", которые по официальному сообщению генерального прокурора Украины уже исполнили решение, которого нет в Едином реестре судебных решений, и прокурором, который обеспечил его исполнение, склонив к заключению соглашения о "международной преступной схеме" господина Кашкина", - говорится в этом послании.

 

Кроме того, из него можно понять логику дальнейшей стратегии адвокатов "киприотов" по возвращению 1,5 миллиардов долларов прежним владельцам. По словам одного из их защитников, Дмитрия Щербины, первоначально они намерены добиться тактической цели. "На протяжении 12-17 мая были поданы апелляционные жалобы в Апелляционный суд Донецкой области с ходатайствами о восстановлении сроков апелляционного обжалования", - отметил Щербина.

 

Кроме того, в письме офшорных компаний также сделан акцент на одно из основных процессуальных нарушений, допущенных в "деле Кашкина". В частности, адвокаты Дмитрий Щербина и Максим Коваленко настаивают, что судебное разбирательство состоялось тайно, без вызова иностранных инвесторов, к имуществу которых была применена спецконфискация. Что является нарушением процедуры. Ведь согласно законодательству третьи лица, в отношении имущества которых применяется специальная конфискация, имеют те же права, что и обвиняемые.

 

Как в ГПУ "готовились" к апелляции

 

Напомним, что сенсационное решение суда, постановившее на основе оформления сделки со следствием "фунта" Курченко - Аркадия Кашкина, до сих пор не обнародовано в судебном реестре, хотя принято еще 28 марта.

 

О конфискации и дальнейшем зачислении средств, названных представителями власти как принадлежащие структурам, подконтрольным экс-президенту Виктору Януковичу и его окружению, было объявлено общественности через месяц после вынесения судебного вердикта. По замыслу авторов этой схемы, сие должно было позволить избежать подачу апелляции на решение. На безуспешности попыток оспаривания этих средств настаивали как сам генпрокурор Юрий Луценко, так и его подчиненные.

 

Так, накануне появления информации о поданной "киприотами" апелляции, было обнародовано интервью зама главы ГПУ Евгений Енина, где он настаивает - ситуацию с конфискованными миллиардами  "отмотать назад" невозможно. А жалобщикам прокуроры заранее пригрозили - они будут представлены как представители "злочинной влади".

 

"Мы их приглашаем, и будем рады видеть новых представителей преступной группы Янковича, которых мы моем привлечь к ответственности. Пожалуйста, приходите, попробуйте доказать, что эти деньги вы заработали честным образом", - отметил Енин в общении с журналистом издания Realist.

 

Что ж, вскоре общественность узнает, пополнится ли перечень ОПГ экс-президента новыми фигурантами из числа "киприотов". Либо же "киприоты" вернут через суды свои миллиарды и добьются возбуждения уголовных дел у тех, кто их отобрал.

 

Ну а пока в ГПУ продолжают настаивать на том, что основанием для конфискации капиталов стали не только показания "фунта" Кашкина. А и якобы имеющиеся в наличии прочие наработки следствия. Которые, впрочем, не спешат предъявлять общественности и судя по озвученному перечню они представляют собой классику "кройки дел" в системе правоохранительных органов (справки, выписки, установление мотива и причинно-следственной связи событий без прямых доказательств).

 

"Я не знаю, почему журналисты решили, что в деле есть только "фунт" и мы им прикрылись. И что только на основании предоставленных этим лицом показаний был обеспечен вердикт суда. Ничего подобного. Это все были разные материалы, как показания этого лица, так и некоторых других, это информация, изъятая с компьютеров и сейфов, банковские справки и прочие вещдоки, материалы международно-правовой помощи. Речь идет о колоссальном массиве документов. Это не лепилось за 2 часа. Поверьте, судьи не самоубийцы, чтобы подписывать приговор на 1,5 миллиарда долларов не имея достаточных для этого оснований", - говорит Енин.

 

Обжалование решения Краматорского суда покажет, правду ли говорил замглавы ГПУ.

 

Ведь версию Резницкой уже неоднократно опровергали. Найдя сразу несколько нестыковок и откровенных профанаций в резонансном деле. Тогда речь шла о рекордно быстрых сроках проведения досудебного расследования, мгновенном заслушивании, вопросах к подследственности и территориальной юрисдикции дела.  Это существенно повышает шансы позитивного рассмотрения апелляции "киприотов" в перспективе и судах европейских инстанций.

 

Но есть и аргумент, который может позволить "вернуть" конфискованные ОВГЗ даже в украинских судах. Причина этого в том, что под показания Кашкина обвинители не только аврально подогнали законодательную базу, но и воспользовались ею заранее!

 

Фунта судили по поправке из будущего

 

"Страна" выяснила, что в спешке с отжимом "общака Януковича" ГПУ и Краматорский горсуд допустили сразу несколько юридических ляпсусов. И в свете подачи апелляции эти факты выходят на первый план.

Ведь речь идет как о явных признаках избирательного правосудия (принятие законодательства под конкретное лицо) так и о нарушениях норм УПК в части вступления в силу изменений в законодательство. Юридическая коллизия порождает шансы для собственников зачисленных в бюджет капиталов "отбить" понесенные убытки в судах - прежде всего, в ЕСПЧ.

 

Ранее "Страна" писала, что что уголовное производство, по которому был осужден "фунт" Сергея Курченко Аркадий Кашкин было зарегистрировано только 15 марта 2017 года. При этом, уже на следующий день после этого Верховная Рада 252 голосами утвердила поправки в Уголовный процессуальный кодекс в части "усовершенствования механизмов обеспечения задач уголовного производства".

 

Преподнесённый общественности как законопроект №5610 (в итоговом варианте документ носит номер №1950-VIII) авторства группы нардепов от БПП - Николая Паламарчука, Сергея Алексеева, Романа Романюка и Василия Яницкого, документ пылился в здании под куполом еще с конца 2016 года, и вызвал ряд дискуссий в экспертной среде. Так, в выводе за подписью руководителя Главного научно-экспертного управления Верховной Рады Василия Борденюка от 18 января 2017 года указано, что расширение перечня уголовных дел и "закрепление в УПК возможности заключения сделки о признании виновности между прокурором и подозреваемым/обвиняемым в производствах по особо тяжким преступлениям является достаточно сомнительным и недостаточно обоснованным законодательным шагом".

 

Впрочем, выступавший в авангарде инициаторов изменений глава ГПУ Юрий Луценко сумел "продавить" нужные изменения, поставив нардепов перед жестким имиджевым выбором. По его словам, если парламентарии не примут изменения в УПК, для большого количества заочных уголовных производств "двери закроются" - они не будут доведены до вынесения судебных решения. Большинство парламентариев не захотели стать козлами отпущения ввиду отсутствия приговоров по резонансным уголовных делам в отношении представителей бывшей власти, и в конечном итоге сдались.

 

В результате, правки в ст.469 УПК закрепили возможность заключения сделки в производствах относительно особо тяжких преступлений, совершенных организованной группой или преступной организацией при условии раскрытия подозреваемым, который не является организатором такой группы, преступных действий других ее участников. Именно этой формулировкой воспользовались прокуроры, при заключении сделки с Кашкиным. Таким нехитрым образом ведомые силовиками нардепы открыли лазейку процессуальным представителям следствия реализовать "дело века" с конфискацией "общака Януковича".

 

Де-факто, правку в УПК проголосовали на следующий день после регистрации в ЕРДР "дела Кашкина" и под это конкретное лицо, которое своими показаниями позволило отобрать 1,5 миллиарда долларов, к которым сам "фунт" не имел никакого отношения.

 

Правовые коллизии, на которые закрыли глаза

 

Но главное даже не в этом. Дело в том, что на момент вынесения приговора Кашкину (28 марта 2017 года) принятые изменения в УПК еще не были подписаны президентом и не вступили в силу. Как сообщается на официальном сайте Верховной Рады Украины, данный документ был возвращен в стены парламента с подписью от президента Петра Порошенко только 11 апреля 2017 года.

 

При этом сам закон "О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины касательно усовершенствования механизмов обеспечения уголовного производства" №1950-VIII был опубликован в "Голосе Украины" №68 от 13 апреля 2017 года, и вступил в силу только на следующий день, о чем указывается на сайте Министерства юстиции.

 

Таким образом, на момент вынесения приговора Кашкину действовала прежняя редакция УПК.

 

Обратимся к ее нормам.

 

Действовавшая по состоянию на 28 марта 2017 года ст.469 кодекса гласит, что УПК ограничивает категории дел, по которым существует возможность заключения сделки. В частности, по особо тяжким преступлениям (а к именно такого роду правонарушениям относится "эпизод Кашкина" и само "дело общака Януковича") о признании вины предусматривается сугубо как парафия Национального антикоррупционного бюро исключительно в случае подследственности данному ведомству. В то же время расследованием махинаций с ценными бумагами, вкладами и облигациями с самого начала занималась прокуратура, а не НАБУ.

 

Эту законодательную преграду на Резницкой обошли путем дополнения соответствующей статьи пунктом 3, откуда вытекает что сделка со следствием по особо тяжким преступлениям может быть заключения и другими следственными органами (ГПУ, МВД, СБУ), "при условии разоблачения подозреваемым, который не является организатором группы или организации преступных действий других участников группы или других совершенных группой или организацией преступлений, если сообщенная информация будет подтверждена доказательствами".

 

 

В таком случае показания Кашкина удачно ложились на подготовленную нардепами от президентской правовую канву, но только - с момента вступления этих новаций в силу. То есть, с 14 апреля 2017 года.

 

Однако, силовики предпочли не ожидать подписи президента к закону №1950-VIII, и за две с половиной недели до этого обеспечили выдачу на-гора решения Краматорского горсуда. Подобный ляп может дорого стоить как организаторам, так и исполнителям операции с конфискацией 1,5 миллиардов долларов, поскольку открывает прямую дорогу для обжалования решения судьи Переверзевой как в украинских судах, так и в Европе.

 

Очевидно, что апелляция – пробный шар "киприотов", и во многом формальность. Ведь чтобы их иск вышел на новый уровень (с гораздо более высокими шансами на успех), им необходимо пройти все ступени отечественной судебной власти. Потому дальнейшие действия ГПУ, вероятнее всего, будут направлены на осуществление давления на "киприотов" и максимальное затягивание рассмотрения ходатайств в судах второй и третьей инстанции.

 

Самим владельцам "отжатых миллиардов", очевидно, придется запастись терпением. Чтобы в конечном счете по проторенной дорожке дойти до европейских судов, которые с учетом обширных "процедурных нарушений" в деле Кашкина могут встать на их сторону.