Чуть более 24 часов осталось у Киева, чтобы прекратить блокаду Донбасса. Такой ультиматум выдвинули украинской власти так называемые "ДНР/ЛНР", обещая в противном случае ввести внешнее управление на действующих на территории "республик" предприятиях украинской юрисдикции. Или попросту - "национализировать" эти предприятия.

 

В дополнению к своему ультиматуму "парламенты" непризнанных республик приняли во втором чтении законопроекты, которыми обязали все предприятия, работающие на их территории, зарегистрироваться до 1 марта в качестве плательщиков налогов в бюджет "ЛНР/ДНР". В против случае на них будет введено все тоже "внешнее управление". 

 

"Страна" разобралась, насколько вероятна "национализация" и к чему она приведет.

 

1. Почему сепаратисты хотят "национализировать" предприятия Донбасса?

 

Эта идея уже давно витала в Донецке, Луганске и Москве. Дело в том, что сейчас практически все расходы на содержание непризнанных республик несет Россия (по неофициальным данным это около 5 миллиардов долларов в год). В тоже время, на территории так называемых "республик" работают десятки предприятий, которые платят налоги в украинский бюджет и лишь какие-то крохи – в пользу сепаратистов (например, им уходит по 300 гривен с каждый тонны угля). Этим были уже давно недовольны в Москве, где хотели бы переключить финансовые потоки работающих предприятий Донбасса на себя, чтобы хотя бы частично компенсировать свои расходы на Донбасс.

 

Второй фактор – политический. Долгое время Москва воспринимала торговлю "ДНР/ЛНР" с Украиной и существование предприятий Рината Ахметова на сепаратистской территории как способ влиять на его позицию, а также на позицию представителей власти, с которыми связывали Ахметова (включая самого президента Петра Порошенко). В 2015-2016 годах шли интенсивные переговоры о реализации Минских соглашений в плане предоставления Донбассу особого статуса. И Ахметов в них играл не последнюю роль.

 

Ходили даже слухи, что он может возглавить "отдельные районы Донецкой области" после предоставления им особого статуса и проведения местных выборов. Однако, уже к концу 2016 года, разговоры эти затихли. Украинские власти дали однозначно понять, что они не намерены реализовывать политическую часть Минских соглашений.

 

В этой связи, необходимость в канале влияния на Ахметова у россиян если не пропала совсем, то сильно снизилась. И в Москве, судя по публикациям в российских СМИ, накапливалось раздражение против Рината Леонидовича, который не может (или не хочет) повлиять на реализацию Минска, а вместо этого все более тесно сходится с Петром Порошенко.

 

Удобный же повод отобрать предприятия подвернулся благодаря действиям участников блокады, из-за которой остановились металлургические предприятия (не могут получать из Украины руду) и шахты (некому сбывать уголь). В такой ситуации, "национализация" подается сепаратистами и РФ как единственный способ сохранить производство и обеспечить людей работой, раз этого не могут делать нынешние собственники.

 

2. Есть ли шанс, что сепаратисты откажутся от своих намерений по национализации?

 

Есть, но небольшой. В заявлении Захарченко и Плотницкого идет речь о том, что Украине "дается время" до 1 марта решить вопрос с блокадой. Да, пока это внешне похоже на шантаж – решите вопрос с блокадой, начните реализацию политической части Минска-2, либо распустите парламент, чтоб избрать новую Раду, состав которой будет способен проголосовать и за выборы на Донбассе, и за особый статус. Но, учитывая, крайне сжатые сроки, которые были названы для реализации ультиматума (1 марта), маловероятно, чтобы что-то за это время изменилось. Хотя, на 100% этого исключать нельзя.

 

Например, в случае если свой "ультиматум в ответ на ультиматум" Москве выдвинет Запад. Хотя у экспертов есть сомнения, что он захочет вмешаться в эту историю.

 

"Возможно, ситуацию может урегулировать интенсификация переговоров Вашингтона и Москвы. Или прямые украино-российские переговоры, тем более, что влияние США на Киев снижается, а значит, Киеву придется самостоятельно решать свои проблемы", - говорит "Стране" Руслан Бортник 

 

"Если сепаратисты отожмут предприятия, это будет еще один шаг назад от возможности мирного урегулирования, - говорит "Стране" политолог Владимир Фесенко.

 

- Вслед за указом о признании паспортов, это будет очередной сигнал о том, что происходит политическое замораживание конфликта и разделение Донбасса если не навсегда, то надолго.

 

Это не только удар по Ахметову, это проблема для выполнения Минска. До сих пор сам Ахметов давал шанс на медленную реинтеграцию Донбасса. Но национализация предприятий создаст проблемы для самих непризнанных республик. Как потом будет происходить торговля углем? Контрабандным путем! Сомкнутся интересы тайных спонсоров блокады в Украине и самих сепаратистов. Это все равно что левое ухо чесать правой пяткой. Учитывая то, что главным пострадавшим от блокады окажется Ахметов, есть шанс, что он попытается сохранить ситуацию в приемлемом для него виде. Но надо понимать, что договариваться он будет не в Киеве или на Донбассе, а в Москве". 

 

3. Есть шанс, что будет снята блокада?

 

Это маловероятно. До сих пор, несмотря на грозные заявления, власти не готовы были принимать меры по деблокаде дорог. В воскресенье о том, что силу к участникам блокады применять не будут заявил и глава МВД Арсен Аваков. Теперь же, после ультиматума Захарченко и Плотницкого, тем более не стоит ожидать каких-либо решительных мер, так как они будут выглядеть как уступка сепаратистам. Сами же участники блокады пока уходить никуда не собираются.

 

Хотя, конечно, угроза потери контроля над крупными предприятиями на неподконтрольной территории – это удар не только по отдельно взятому Ахметову, но и по украинской экономике в целом. Прекратятся перечисления от них в бюджет (в прошлом году это было около 1,2 миллиарда долларов), будут разорваны хозяйственные связи, что скажется на показателях ВВП, в экстренном порядке придется решать проблему с углем для электростанций.

 

И это не говоря уже, что сократится валютная выручка, которая приходит в страну, что поставит под удар курс гривны.

 

Поэтому, возможно, власти постараются что-либо придумать, чтобы не допустить "национализацию".

 

4. Если будут "национализированы" предприятия, смогут ли они продолжать работу?

 

Теоретически это возможно. Руду можно возить из России, металл продавать также в РФ. Возможно продавать и украинский уголь на российском рынке, но только при условии его дотирования (украинский уголь более дорогой, чем российский). Впрочем, донецкий коксующийся уголь будет потребляться по большей части внутри самих "ДНР/ЛНР", так же как и значительная часть энергетического.

 

"Страна" уже публиковала расчеты российских экспертов, по которым объединение "национализированных" энергетических, угольных и металлургических предприятий (условный концерн "Метэнерго") может работать в ощутимый плюс, давая ежегодную прибыль более миллиарда долларов.

 

Но это все в теории. На практике же все будет зависеть от такого как быстро и четко смогут сработать «национализаторы» по решению огромного перечня текущих вопросов – наладить логистику, поставки сырья, продажу товаров, расчеты за него. А это задача, прямо скажем, неординарная. 

 

5. Как на это отреагирует Украина?

 

Естественно, что ни Украина, ни любое другое государство в мире не признает ни "национализацию", ни "внешнее управление". Сертификаты соответствия производимой на этих предприятиях продукции также не будут признаваться, что заблокирует экспорт товара в третьи страны. Его могут покупать в России. Однако Украина и собственники "отжатых" предприятий, вполне вероятно, будут подавать в суд на покупателей продукции и поставщиков-посредников. Не исключены и международные санкции.

 

В общем и целом, это будет очень сложная история с точки зрения легализации товара и запутывания концов, чтоб не нарваться на судебные иски и санкции. Кроме того, Украина может прекратить поставки электроэнергии и воды на неподконтрольные территории.

 

Впрочем, если будет в Москве принято окончательное решение, то вряд ли это остановит «национализаторов». В Крыму, по крайней мере, не остановило.